Моральный вред за инвалидность

Содержание

Взыскание компенсации морального вреда допустимо в пользу не только пострадавшего, но и его родных

Моральный вред за инвалидность

Верховный Суд РФ опубликовал Определение от 8 июля № 56-КГПР19-7, в котором указал на правомерность взыскания компенсации морального вреда не только в пользу несовершеннолетней, пострадавшей от тепловоза, но и ее родственников.

Нахождение на железнодорожных путях повлекло инвалидность ребенка

Александр Нестеренко является дядей, а с 16 января 2015 г. и опекуном несовершеннолетних потерпевшей Анны Хватовой и ее родного брата. Дети проживали в семье Александра Нестеренко и его супруги.

В июне 2017 г. в результате наезда тепловоза, принадлежащего ОАО «РЖД», на группу людей, которые шли по колее железнодорожного пути, несколько человек погибли, а здоровью Анны Хватовой был причинен тяжкий вред. Позднее бюро медико-социальной экспертизы установило инвалидность девочки.

Дальневосточное СУ на транспорте СКР возбудило уголовное дело по факту нарушения правил безопасности движения и эксплуатации железнодорожного транспорта локомотивной бригадой тепловоза, повлекшего по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью ребенка и смерть троих человек.

ОАО «РЖД» получило представление о принятии мер по устранению обстоятельств, способствовавших совершению преступления.

Следователь указал, что организация должна оборудовать соответствующий участок железной дороги оградительными приспособлениями, препятствующими свободному выходу граждан на железнодорожные пути, а также принять иные меры к повышению безопасности эксплуатации транспорта и повышению бдительности локомотивной бригады при прохождении данного участка. В октябре 2017 г. уголовное дело было прекращено в связи с отсутствием в действиях машинистов и их помощников состава преступления.

Позиции судов в отношении компенсации морального вреда и ее размера

Александр Нестеренко обратился в суд с исками о компенсации морального вреда как от своего имени, так и в интересах подопечных. С самостоятельными требованиями обратились также супруга опекуна и Владимир Виноградов – дядя пострадавшей и ее брата.

Унификация подхода к размеру компенсации морального вредаНеобходимы рекомендованные ВС РФ ориентиры для определения размера такой компенсации

Решением Надеждинского районного суда Приморского края от 1 марта 2018 г. требования опекуна и его жены были удовлетворены.

Суд исходил из того, что вред здоровью девочки был причинен источником повышенной опасности, и пришел к выводу, что в силу прямого указания закона с «РЖД» как владельца такого источника необходимо взыскать компенсацию морального вреда независимо от его вины.

При этом суд указал: положения ГК, предусматривающие, что вред, возникший вследствие умысла потерпевшего, возмещению не подлежит, а при грубой неосторожности потерпевшего размер возмещения может быть уменьшен или в возмещении вреда может быть отказано, к спорным отношениям не применяются, поскольку Анна Хватова в силу возраста не могла отдавать отчет своим действиям.

В итоге суд определил компенсацию морального вреда, взыскиваемую в пользу пострадавшей девочки, в размере 3 млн руб.

Он исходил из того, что в результате травмирования ей была причинена боль, она испытала страх, страдания из-за полученных травм и в настоящее время физически неполноценна.

Суд указал, что до транспортного происшествия Анна показывала хорошие спортивные результаты, но теперь не может продолжать занятия – то есть продолжать жить полноценной жизнью, как ее ровесники.

Первая инстанция также добавила, что трагедия стала тяжелейшим событием в жизни ребенка, неоспоримо причинившим ему нравственные страдания. Поскольку лимит гражданской ответственности «РЖД» по договору страхования составлял 300 тыс. руб., суд взыскал эту сумму со страховщика, а остальные 2,7 млн руб. – непосредственно с организации.

Первая инстанция также взыскала компенсацию морального вреда в пользу брата Анны, а также опекуна девочки и его супруги. Суд решил, что им также были причинены нравственные страдания, вызванные тяжелой травмой близкого человека.

Также суд учел, что состояние девочки требует пристального внимания и заботы родственников, которые также испытывают стресс и переживания из-за случившегося и лишены возможности вести обычный образ жизни. С учетом степени нравственных страданий и индивидуальных особенностей родственников суд взыскал в пользу брата Анны компенсацию в 200 тыс. руб., а в пользу опекуна и его супруги – по 500 тыс.

руб. каждому, пояснив, что супруги совместно воспитывают и содержат пострадавшую. Опекун также просил взыскать расходы на лекарства, однако не смог подтвердить их.

Требования второго дяди девочки – Владимира Виноградова – не были удовлетворены. Суд указал, что он являлся неполнородным братом Александра Нестеренко, не является членом семьи пострадавшей и не проживал совместно с ней.
Критерии оценки морального вредаОб определении размера компенсации

Данное решение не устояло в апелляции – суд отказал всем родственникам девочки в компенсации морального вреда.

При этом апелляционная инстанция указала, что факт родственных отношений сам по себе не является достаточным основанием для удовлетворения требований о компенсации морального вреда, и пришла к выводу, что переживания родных за судьбу пострадавшей и ее состояние здоровья производны от физических и нравственных страданий последней. Как указал суд, в пользу девочки компенсация уже взыскана, а «двойное взыскание» в указанном случае закон не предусматривает.

Кроме того, апелляционная инстанция более чем вдвое снизила размер компенсации морального вреда, взысканного в пользу пострадавшей. Так, суд указал, что сумма в 3 млн руб. не отвечает принципу разумности и обстоятельствам дела. По его мнению, необходимо было учесть, что девочка, находясь на железнодорожных путях, нарушила правила нахождения граждан в зонах повышенной опасности.

ВС поддержал выводы первой инстанции

Не согласившись с позицией суда апелляционной инстанции, супруги Нестеренко обратились с кассационной жалобой в Верховный Суд. В интересах указанных лиц в ВС также поступило кассационное представление заместителя Генпрокурора РФ Леонида Коржинека.

Рассмотрев материалы дела, ВС напомнил, что ранее в Постановлении Пленума от 20 декабря 1994 г. № 10 он разъяснял, что отсутствие в законе прямого указания на возможность компенсации морального вреда в рамках конкретных правоотношений не всегда означает, что потерпевший не имеет права на такое возмещение.

В поисках объективной оценки страданий потерпевшегоПочему оптимален «смешанный» способ расчета компенсации морального вреда

ВС подчеркнул, что требования о компенсации морального вреда родственникам потерпевшей связаны с причинением страданий лично им в связи с травмированием девочки – их родственницы и члена семьи. Как указано в определении, их нравственные и физические страдания выразились в утрате здоровья близким человеком, требующим постоянного ухода.

По мнению Суда, в результате происшествия было нарушено психологическое благополучие всех членов семьи, потерявших возможность продолжать активную общественную жизнь.

Более того, у них возникла необходимость нести постоянную ответственность за состояние пострадавшего ребенка, что привело к нарушению неимущественного права на родственные и семейные связи.

В обоснование свой позиции ВС сослался на ст. 30 Конституции РФ, ст. 8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, а также ряд норм СК РФ.

Верховный Суд напомнил, что опекун фактически принимает на себя функции родителя, несет ответственность за ребенка, обязан его воспитывать, заботиться о его физическом, психическом здоровье, духовном и нравственном развитии – то есть ребенок фактически становится членом семьи опекуна.

Как отмечается в определении, нравственные и физические страдания опекуна и его супруги обусловлены тем, что они приняли на себя обязанности по воспитанию и содержанию потерпевшей.

Указанное обстоятельство предполагает, что именно они обязаны заботиться о состоянии ее здоровья и его восстановлении после травм, об обеспечении лечения и последующей адаптации.

Нравственные страдания младшего брата пострадавшей, как указал ВС, также обусловлены переживаниями за состояние сестры как самого близкого родственника.

Компенсация морального вреда за жизнь и здоровье: пути решения проблемОт индивидуальной оценки страданий до криминализации уклонения от выплат

Кроме того, ВС не согласился с выводом апелляции о чрезмерности размера компенсации, взысканной в пользу несовершеннолетней. При этом он сослался на постановление ЕСПЧ по делу «Максимов (Макштоу) против России» от 18 марта 2010 г., где указано, что не существует стандарта, позволяющего измерить в денежных средствах боль и нравственное страдание.

Как отмечалось в постановлении, национальные суды всегда должны приводить достаточные мотивы, оправдывающие сумму компенсации морального вреда.

Отсутствие таких мотивов будет свидетельствовать о том, что суды не рассмотрели надлежащим образом требования заявителя и не смогли действовать в соответствии с принципом адекватного и эффективного устранения нарушения.

При этом Верховный Суд напомнил, что в Постановлении Пленума от 26 января 2010 г.

№ 1 указано, что вопрос о том, является ли допущенная потерпевшим неосторожность грубой, в каждом случае должен решаться с учетом фактических обстоятельств дела (характера деятельности, обстановки причинения вреда, индивидуальных особенностей потерпевшего, его состояния).

Усмотрев в действиях девочки грубую неосторожность, апелляционная инстанция, как отмечается в определении, не учла, что Анна Хватова в силу малолетнего возраста не могла осознавать опасность своих действий и предвидеть их последствия.

Исходя из этого, Суд отменил апелляционное определение и оставил в силе решение суда первой инстанции.

Адвокаты считают определение ВС важным и знаковым

Комментируя «АГ» определение ВС, адвокат Самарской областной коллегии адвокатов Оксана Зубкова согласилась, что в данном случае отсутствует двойное взыскание, поскольку каждому родственнику был причинен моральный вред.

«Каждая трагедия с участием граждан, особенно детей, является строго индивидуальным случаем. Поэтому необходимо очень тщательно исследовать обстоятельства, отбросив формальный подход к данной категории дел», – добавила она.

Адвокат Нижегородской областной коллегии адвокатов Ирина Фаст полагает, что данное определение можно отнести к категории знаковых.

«ВС крайне редко высказывает свое мнение относительно морального вреда. Например, такая позиция была сформулирована в Определении от 14 августа 2018 г.

№ 78-КГ18-38, которым размер компенсации был увеличен со 150 тыс. руб. до более чем 2 млн руб.», – пояснила она.

Эксперт указала, что из содержания документа можно сделать вывод о понимании высшей судебной инстанцией размера справедливой компенсации. «Этот вопрос является самым болезненным в нашей правоприменительной практике, – отметила она. – Размеры компенсаций остаются мизерными и отличаются в разы при схожих обстоятельствах.

Например, апелляцией Нижегородского областного суда 30 июля 2019 г. было оставлено без изменений взыскание 90 тыс. руб. морального вреда в пользу супруги погибшего на железнодорожных путях (дело №33-9047/2019)».

По мнению адвоката, определение ВС внушает надежду на изменения в судебной практике и взыскание справедливых компенсаций.

Ирина Фаст добавила, что ВС также подтвердил правомерность взыскания компенсации морального вреда в пользу родственников пострадавшего. По ее словам, ранее этот вопрос по-разному решался судами.

Как указала адвокат, ВС подчеркнул недопустимость снижения размера компенсации несовершеннолетним при наличии их вины в несчастном случае.

Она сообщила, что зачастую суды снижают размер компенсации в пользу несовершеннолетнего именно по причине наличия его вины.

Эксперт полагает, что отдельного внимания заслуживает формальный подход при рассмотрении исков о возмещении вреда жизни и здоровью, особенно в случае привлечения к ответственности ОАО «РЖД», который в данном случае ВС пресек.

Ирина Фаст подчеркнула, что размеры компенсаций по таким делам мизерны, а судебные акты формальны и написаны «под копирку»: «Средний размер компенсации морального вреда по искам к ОАО «РЖД» в связи с гибелью близкого родственника составляет порядка 30 тыс. руб. – такие данные приводит сама компания».

По ее мнению, суды редко подробно рассматривают обстоятельства причинения вреда, считая обычно всех пострадавших виновными в случившемся и присуждая примерно равные по всей стране «мизерные компенсации».

Адвокат АП Московской области Кирилл Данилов отметил, что согласно официальной информации ОАО «РЖД», в 2018 г. ежедневно в России на железной дороге от наезда подвижного состава погибало четыре человека, еще три получали травмы, в основном тяжелые. И почти еженедельно погибало до трех детей.

Кирилл Данилов отметил, что в данном деле суд апелляционной инстанции необоснованно не применил позиции, сформулированные ВС достаточно давно.

Адвокат добавил, что считает важным применение Верховным Судом норм международного права: «ВС подчеркнул значимость применения и толкования норм Конвенции. Нижестоящие суды крайне редко применяют их, а также позиции ЕСПЧ, несмотря на их обязательность. К сожалению, единственная инстанция, которая “не боится” анализировать практику ЕСПЧ, – Верховный Суд», – подчеркнул он.

Кирилл Данилов также выразил удовлетворение позицией ВС в отношении взыскания компенсации морального вреда в пользу не только потерпевшего, но и его родственников.

При этом он отметил, что, если позиция высшей судебной инстанции по данному делу «укоренится» в практике нижестоящих судов, у многих владельцев источников повышенной опасности, в том числе и у владельцев автомобилей, возникнут серьезные материальные трудности. «То же “РЖД” понесет громадные материальные потери, – пояснил он.

– Если вспомнить, что каждый день гибнет не менее четырех человек, взять за константу сумму в 500 тыс. рублей, которая была присуждена по настоящему делу, и предположить, что у пострадавших есть не менее двух родственников, то компенсация морального вреда, которую могут взыскать родственники, составит более 2 млрд руб. в год.

И это без учета компенсации вреда самим пострадавшим. Это серьезная сумма даже для «РЖД», – полагает адвокат. В заключение он добавил, что именно такие экономические факторы могут стать серьезной преградой для укрепления и распространения указанной позиции ВС на практике.

Источник: https://www.advgazeta.ru/novosti/vzyskanie-kompensatsii-moralnogo-vreda-dopustimo-v-polzu-ne-tolko-postradavshego-no-i-ego-rodnykh/

Компенсация морального вреда инвалиду

Моральный вред за инвалидность

Комиссия по вопросам определения размеров компенсации морального вреда при Ассоциации юристов России и Финансовый университет при Правительстве РФ провели социологическое исследование, посвящённое оценке россиянами размера справедливой компенсации за моральный ущерб при нанесении вреда здоровью или потере близких. В опросе приняли участие более 600 человек из 70 городов России. Оказалось, что оценка справедливого возмещения за моральный вред и страдания потерпевших изменяется от 2,55 млн до 17,11 млн руб. (в зависимости от вида и обстоятельств случая).

Средняя оценка справедливого и достаточного возмещения за моральный вред и страдания потерпевших, по мнению россиян, составляет 8,77 млн руб.

При оценке опрошенные обращали внимание на обстоятельства нанесения ущерба, поэтому разброс по размеру компенсации, в зависимости от ситуации, получился значительным.

В самую большую сумму респонденты оценивают возмещение морального ущерба в случае гибели единственного ребёнка в семье – 17,11 млн руб., а также в случае тяжёлой травмы с потерей способности к передвижению – 15,63 млн руб.

Размер морального ущерба в историях, не повлёкших серьёзного вреда здоровью для пострадавших, оценён в меньшие суммы.

Указанный участниками опроса размер справедливой компенсации сопоставим с компенсациями, которые присуждают в подобных ситуациях в зарубежных юрисдикциях.

Так, согласно статистике, российские суды в пользу человека, навсегда лишённого возможности двигаться, взыскивают в среднем 500 000–700 000 руб., но не более €10 000.

При этом в Италии компенсации доходят до €2 млн, в Германии, Англии и Франции от €300 000 до €700 000, то есть объём взысканий может различаться в 30–200 раз.

Оценка справедливой компенсации отличается у разных групп населения. Так, мужчины оценивают компенсацию в большую сумму, чем женщины. Люди старше 60 лет склонны оценивать моральный вред в меньшую сумму, чем россияне в возрасте от 18 до 50 лет (7,5 млн руб. против 8,98 млн руб. у респондентов 50–60 лет и более 9 млн у респондентов моложе 50 лет).

Фрилансеры и специалисты, ведущие частную практику, а также руководители считают достаточными более высокие выплаты, чем те, кто не занимает руководящих должностей (17–20 млн руб. против 10 млн руб.). Самую скромную компенсацию считают справедливой военные и сотрудники правоохранительных органов (4,56 млн руб.

), но и это значительно большая сумма, чем присуждают на практике.

Реальность

Оценки размера справедливой компенсации, данные гражданами, существенно отличаются от того, что в реальности можно получить в суде.

Согласно статистике Судебного департамента ВС, средний размер компенсации морального вреда при причинении ущерба жизни и здоровью человека составил 81 707 руб. в гражданских спорах.

В рамках уголовных дел суммы взыскиваются выше, но разница не очень значительная, хотя официальной статистики по этому поводу нет.

По статистике Суддепа, за смерть россиянина платят в среднем 111 000 руб., а медианное значение оказывается ещё меньше – всего 70 000 руб. При инвалидности средняя компенсация составляет чуть больше 193 000 руб. (медианное значение – 140 000 руб.).

Основная проблема в России – отсутствие единообразных ориентиров для назначения размеров компенсации морального вреда, признают эксперты. Если на Западе и США есть методика расчёта компенсации, то в России она отсутствует. Результат – практика существенно разнится в зависимости от региона.

Разница в присуждённых суммах по схожим делам может различаться в сотни и даже тысячи раз. Результат рассмотрения подобного иска зависит и от судейского усмотрения, и от резонанса вокруг дела.

Например, иски пострадавших от пожара в ТЦ «Зимняя вишня», общая сумма которых, как сообщал Следственный комитет, превысила 2,9 млрд руб.

«Основная тенденция в судах, на мой взгляд, это ценовое уравнивание дел и разных ситуаций, немотивированность сумм, нежелание выйти за рамки сложившейся судебной практики.

Например, порой сложно понять, почему суд взыскивает за вред здоровью пешеходу, который пострадал по своей вине и грубо нарушил ПДД, сумму, практически аналогичную, что и в случае с травмой на производстве, в которой рабочий совсем не виноват», – говорит Ирина Фаст, председатель комиссии АЮР, адвокат, представитель ЮО Гражданские компенсации Гражданские компенсации Региональный рейтинг × .

Министр юстиции Александр Коновалов, председатель совета судей Виктор Момотов публично высказывались о недопустимости мизерных компенсаций и необходимости перемен (подробнее в материале «В клубе имени Замятнина обсудили вопросы возмещения морального вреда»). Но пока ситуация практически не изменилась.

Она приводит пример: на прошедшем недавно правоприменительном форуме на вопрос из зала про моральный вред и причину мизерных компенсаций был дан ответ, что нельзя взыскивать много, например, с больниц, поскольку это приведёт к их разорению. «Но как тогда быть с людьми, которые на всю жизнь остаются инвалидами или теряют своих близких?» – задаётся вопросом Фаст.

1. Дело из Санкт-Петербурга о врачебной ошибке, решение по которому было вынесено ещё в 2012 году, остаётся рекордным по размеру компенсации морального вреда. С больницы (Первый Санкт-Петербургский Госмедуниверситет им. академика И. П. Павлова) взыскали 15 млн руб. за врачебную ошибку при принятии родов, которая привела к смерти ребёнка и причинению вреда здоровью матери.

2. Компенсация в размере 5 млн руб. была назначена многодетному отцу, жена которого скончалась в результате ошибки анестезиолога при проведении кесарева сечения. Ответчиком по делу стал Родильный дом № 6 им. В. Ф. Снегирева в Санкт-Петербурге.

Читайте так же:  Иск о возмещении ущерба затоплением квартиры

3. В 1,3 млн руб. суд оценил то, что в Сахалинской областной больнице пациентке удалили здоровую почку. Экспертиза показала, что женщине без достаточных оснований сделали операцию, в ходе которой повредили здоровый орган, который пришлось удалить. Медучреждение обжаловало решение первой инстанции о компенсации в Сахалинском областном суде, но безрезультатно.

4. Апелляционная инстанция изменила решение по делу парализованной на Олимпиаде в Сочи фристайлистки Марии Комиссаровой, проходившей реабилитацию в клинике доктора Евгения Блюма. Девушка потратила на лечение 51 млн руб.

, но не получила обещанного восстановления и подала в суд. Первая инстанция решила, что достаточной компенсацией для неё будут 40 000 руб. Но в апелляции решили, что справедливая компенсация – 2 млн руб. Также Санкт-Петербургский городской суд оштрафовал клинику на 1 млн руб.

, но отказал в возвращении потраченных на лечение денег.

5. Показательным является одно из недавних дел, рассмотренных Верховным судом: ВС указал, что если пострадал ребёнок, то компенсацию снижать нельзя, даже если он сам был виноват в произошедшем (подробнее в материале «ВС присудил многомиллионную компенсацию морального вреда»).

Определение можно отнести к числу знаковых, поскольку однозначно указано на недопустимость снижения размера компенсации несовершеннолетним при наличии их вины в несчастном случае.

Ранее практика складывалась иначе, что приводило к снижению ежемесячных выплат в счёт возмещения вреда здоровью на 50% и даже 90%.

На сегодня комиссия АЮР по вопросам определения размеров компенсации морального вреда разработала первые предложения по методике определения размера компенсаций морального вреда, в основу которой легли требования национального законодательства и зарубежный опыт.

«Мы предлагаем установить базовый размер компенсации для самого тяжёлого, как это признаётся во всех юрисдикциях, случая – для «тетраплегии».

Это парализация всех конечностей с сохранением мозговой деятельности, а далее уже к этому размеру применять коэффициенты, учитывающие степень повреждений, вину, обстоятельства случившегося и индивидуальные особенности потерпевшего», – рассказывает Фаст.

Для проверки адекватности и разумности предлагаемой методики проводятся опросы как среди населения в целом, так и среди представителей юридического сообщества.

Источник: http://pravo.ru/story/216353/

Вс запретил произвольно снижать сумму компенсаций морального вреда

Верховный суд РФ запретил судам произвольно снижать сумму компенсаций морального вреда: законодатель не предусмотрел пороги размера взыскиваемого ущерба, поэтому именно на суды ложится задача оценить все нюансы определенной ситуации, но при этом суд должен объяснить свою позицию. Если судья решил значительно снизить размер компенсации, по сравнению с требованиями истца, то он обязан привести мотивы своего решения и разъяснить почему именно назначенную сумму он считает приемлемой и разумной, подчеркивает высшая инстанция.

До высшей инстанции дошел спор жительницы столицы с Министерством внутренних дел о компенсации морального вреда, причиненного преступлением: в дежурной части одного из отдела полиции Санкт-Петербурга пьяный сотрудник уголовного розыска случайно застрелил ее сына.

Истица настаивала на взыскании 4 миллионов рублей, однако Замоскворецкий суд снизил компенсацию до 150 тысяч рублей, а Мосгорсуд это решение поддержал.

При этом суды сочли, что смерть сына безусловно причиняет заявительнице глубокие нравственные страдания. Учитывая совместное проживание истицы с сыном, наличие малолетней дочери у погибшего, являвшегося единственным родителем ребенка и опекуном которой теперь является заявительница, суд все же счел возможным определить размер компенсации в 150 тысяч рублей достаточной.

При определении размеров компенсации морального вреда суд принимает во внимание степень вины нарушителя и степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями гражданина, которому причинен вред, напоминает ВС.

Он указывает, что размер компенсации определяется в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, но с учетом требований разумности и справедливости.

«При рассмотрении требований о компенсации причиненного гражданину морального вреда необходимо учитывать, что размер компенсации. не может быть поставлен в зависимость от размера удовлетворенного иска о возмещении материального ущерба, убытков и других материальных требований», — отмечает ВС.

«При этом соответствующие мотивы о размере компенсации морального вреда должны быть приведены в судебном постановлении», — подчеркивает высшая инстанция.

Однако в данном деле существенно снижая сумму взыскиваемого ущерба суд первой инстанции ограничился лишь ссылкой на общие принципы определения размера компенсации морального вреда.

«Так, взыскивая в пользу истца компенсацию морального вреда, суд первой инстанции не привел мотивы и не обосновал, почему он пришел к выводу о том, что сумма в 150 тысяч рублей является достаточной компенсацией причиненных ей ответчиком нравственных страданий», — говорится в определении.

Также районный суд не указал, какие же конкретно обстоятельства дела повлияли на размер взысканной суммы и послужили основанием для значительного уменьшения размера компенсации по сравнению с заявленной истицей.

Кроме того, суд не привел мотивы относительно степени вины работодателя, которая указана судом в числе обстоятельств, учитываемых при определении размера компенсации. А ведь сотрудник полиции, находившийся на рабочем месте в состоянии алкогольного опьянения, не только не был отстранен от службы, но более того — ему выдали табельное оружие, из которого он и выстрелил в сына заявительницы.

Таким образом, вывод суда первой инстанции о размере компенсации морального вреда ничем не мотивирован, в решении не приведены доводы в обоснование размера взыскиваемого ущерба со ссылкой на какие-либо доказательства, что не отвечает требованиям статей 195 и 198 Гражданского процессуального кодекса РФ о законности и обоснованности решения суда, считает ВС.

В связи с чем ВС определил отменить определение Мосгорсуда и направить дело на новое рассмотрение в апелляционную инстанцию.

Источник: http://www.vsrf.ru/press_center/mass_media/28609/

Сколько стоит жизнь человека в России? Какие компенсации выплачивают родственникам погибших в РФ и в мире

Моральный вред за инвалидность
Фото с сайта ufa-news.net

Компенсации морального вреда родственникам погибших могут различаться в сотни раз. В одних случаях правительство сразу выплачивает миллионы рублей, а в других, чтобы получить 10,000 ₽, нужно несколько лет обивать пороги судов. Редакция White News разбиралась, почему так выходит и где близким искать справедливости.

Во сколько бы вы оценили жизнь близкого человека? Ответить на этот вопрос практически невозможно. Измерять боль утраты в деньгах кажется немыслимым, но судам и Минфину периодически приходится это делать. Тяжелее всего родственникам – заявляя исковые требования, им нужно указать сумму, которая по их мнению сопоставима с переживаниями от потери близкого человека.

Суммы исков, как и назначенные компенсации, отличаются в сотни раз. Близким всех жертв пожара в ТЦ «Зимняя вишня» перечислено по 5 млн ₽. По 3 млн выплатил собственник ТЦ и по 1 млн выделили из федерального и регионального бюджетов.

Родственникам погибших от недавнего паводка в Иркутской области выплатили по 1 млн ₽. Брату погибшего в отделении полиции в Татарстане Павла Дроздова спустя 5 лет судебных разбирательств назначили компенсацию в 50,000 ₽.

Матери погибшего от пыток в полиции 17-летнего Никиты Колпакова из Бурятии компенсацию не выплатили до сих пор.

А как государство и суды определяют размер компенсации морального вреда близким в случае смерти человека? Как оказалось, правил существует несколько, и в каждом случае исключений гораздо больше, чем ожидается.

КАКИМИ МОГУТ БЫТЬ КОМПЕНСАЦИИ ЗА СМЕРТЬ ЧЕЛОВЕКА

Проще всего суммы компенсаций определяются в случае, если ответственность за жизнь человека была застрахована. Это распространяется на авиа, железнодорожные и автоперевозки.

В 2017-м Россия ратифицировала Монреальскую конвенцию, в соответствии с которой в случае гибели пассажира авиакомпания должна выплатить родственникам компенсацию в размере до 9 млн ₽. Однако это касается только международных рейсов.

При катастрофах на внутренних рейсах действует п. 12 ст. 117 Воздушного кодекса.

По нему сумма компенсации за смерть человека ограничивается 2 млн ₽ и 25,000 ₽ на погребение. Такую сумму выплатил «Аэрофлот» семьям пассажиров, погибших при посадке Superjet 100 в Шереметьево 5 мая. При этом еще в 2010-м родственники погибшего при крушении «Боинга» Геннадия Трошева смогли отсудить у авиакомпании 16,3 млн ₽. Им удалось доказать, что генерал следовал пересадочным рейсом из-за границы. 

В соответствии с законом об обязательном страховании гражданской ответственности перевозчика 

с 2013-го пострадавшие пассажиры метро, поездов и автобусов и их родственники могут получить компенсацию в размере 2 млн 25,000 ₽ за каждого человека

Страховой сбор закладывается в цену билета, и в случае аварии компенсацию выплачивает страховая компания. Но если перевозчик и страховщики не согласны с иском о возмещении вреда, суд может назначить совсем иную сумму. Так в 2017-м в Нижнем Новгороде суд присудил моральную компенсацию отцу погибшего на железнодорожных путях 22-летнего Сергея К. 70,000 ₽.

В США система страхования распространяется также на случай смерти от природных катастроф. Поэтому размеры компенсаций определены в договоре и могут меняться, скорее в большую сторону в зависимости от обстоятельств. Российское правительство задумалось о введении такой же системы после наводнения в Иркутской области.

Это снимает с государства часть проблем по выплатам хотя бы за утраченное имущество. Москвичи уже могут увидеть в платежках за коммунальные услуги строчку «страхование». Пока эта сумма вносится в добровольном порядке.

Но скорее всего в ближайшие годы отказавшиеся от страховки не смогут получить компенсаций за утрату имущества. 

Ранее Минфин уже предлагал отказаться от выплат пострадавшим от техногенных катастроф. Это произошло после взрыва на складе боеприпасов в Самарской области в 2013-м. Тогда семьям погибших выплатили по 300,000 ₽ из регионального бюджета.

При этом по закону «О порядке выделения бюджетных ассигнований из резервного фонда Правительства Российской Федерации по предупреждению и ликвидации чрезвычайных ситуаций и последствий стихийных бедствий» семьям погибших устанавливается единовременное денежное пособие в размере 1 млн ₽.

Сколько стоит жизнь человека в России? Какие компенсации выплачивают родственникам погибших в РФ и в мире

Фиксированная компенсация из бюджета предусмотрена в случае гибели военнослужащего при исполнении – 2 млн ₽ страховой суммы и 5 млн ₽ единовременной выплаты.

Но и здесь бывают случаи, когда просто получить положенную сумму из бюджета нельзя. В частности за смерть солдата срочной службы. Мать подорвавшегося на снаряде в Воронежской области солдата-срочника Дмитрия Некрасова 4 года пыталась получить компенсацию через суд.

Минфин утверждал, что собранных доказательств недостаточно, чтобы оценить моральные страдания матери, а в Минобороны предложили взыскать требуемую сумму с командира части.

В итоге суд назначил Алевтине Некрасовой практически рекордную сумму компенсации за смерть в армии – 4 млн ₽. 

КАК БЫВАЕТ В СУДЕ

Если в ситуации со смертью пассажиров, поездка которых застрахована, суд может ориентироваться на суммы, предусмотренные страховым соглашением, то в других случаях размер компенсации остается полностью на усмотрение суда. Здесь начинается самое интересное.

Нет никаких нормативов или документов, определяющих, как и почему в определенной ситуации ошибка лица, чьи действия или бездействия привели к смерти человека, стоит миллион, а в другой — 5,000 ₽.

Как нет и правил, по которым жизнь одного человека может стоить дороже, чем жизнь другого.

Брат погибшего от пыток в 2012-м в отделении полиции жителя Татарстана Павла Дроздова смог получить компенсацию морального вреда в размере 50,000 ₽. Такую сумму назначил Верховный суд республики. А в первой инстанции страдания брата оценили в 10,000 ₽. В 2014-м в Подмосковном Солнечногорске полицейские до смерти забили уроженца Таджикистана Фарруха Урозова. В 2017-м Мосгорсуд посчитал справедливой компенсацию в размере 200,000 ₽. В марте заключенный брянской колонии №6 погиб от удушения. Суд признал сотрудника ФСИН виновным в смерти и взыскал с него 1 млн ₽ в пользу семьи погибшего

«Фонд поддержки пострадавших от преступлений» проанализировал данные по 2,236 судебным решениям о назначении компенсации в 28 регионах страны в период с 2015-го по 2017-й.

По итогам исследования, эксперты установили, что минимальный размер компенсации в случае смертельного исхода – 5,000 ₽. Средняя сумма выплаты составила 111,263,63 ₽, а максимальная – 8,5 млн ₽

В 2018-м Финансовый университет при правительстве РФ провел исследование о «стоимости» человеческой жизни.

Рассчитывая «полезность» человека для страны и семьи через потерянный ВВП и семейный доход, исследователи пришли к цифрам в 27,5 млн ₽ и 9,9 млн ₽ соответственно.

Исходя из этих цифр, данных Всемирного банка и международного проекта World Values Survey, аналитики назвали разумную компенсацию морального вреда за смерть близкого человека. 

В мире она оказалась в размере 2,1 млн $, а в россии в ценах 2018-го – 46,9 млн ₽. 

при этом опросы, которые финансовый университет провёл в конце 2017-го – начале 2018-го, показали, что 

сами россияне называют справедливой сумму компенсации в 4,5 млн ₽

МЕТОДИКА РАСЧЕТА КОМПЕНСАЦИИ В СУДЕ

Юрист службы «Единый центр защиты» Юлия Питанова отмечает, что в отсутствие в законодательстве и судебной практике понятной формулы для расчета размера компенсации, суд все же может учитывать разные факторы:

— Во-первых, виновник и степень его вины (и ее доказанности). Важное значение имеет умышленность или случайность действия. Умышленное действие, и это логично, «оценивается» выше.

Вообще, рядом законодательных норм закреплены так называемые «источники повышенной опасности» – транспортное средство, использование электричества, строительные работы и прочее.

Более того, действия медицинских работников тоже, как показывает практика и ряд исследовательских работ, относят к действиям повышенной опасности. 

В случае смерти от источников повышенной опасности компенсации могут быть выше. Юрист упоминает о беспрецедентном решении Приморского суда Петербурга, который взыскал в пользу семьи умершего пациента 15 млн ₽.

Перед судом также стоит задача установить факт и глубину страданий родственников погибшего. Измерять их будут по документам, в том числе справкам о возникших в результате гибели близкого человека психологических травмах, неврозах, депрессии. 

Поэтому юрист предлагает выделяет ряд факторов, от которых будет зависеть сумма выплаты:

А) степень близости погибшего и истца;

Б) физическое состояние потерпевшего в момент причинения морального вреда (беременность, преклонный возраст, инвалидность);

В) характер их взаимоотношений (совместное или раздельное проживание, регулярность и продолжительность встреч, иные способы общения (письма, телефон);

Г) семейное положение истца, количество детей в семье и возможность их иметь (в случае смерти ребенка);

Д) способ получения информации о смерти (был ли истец свидетелем смерти или получил это известие от других лиц, из иных источников);

Е) финансовая зависимость заявителя от погибшего;

Ж) иные обстоятельства, имеющие значение.

Сколько стоит жизнь человека в России? Какие компенсации выплачивают родственникам погибших в РФ и в мире

Юрист Павел Торубаров отмечает, что решение суда будет также зависеть от требований, которые выдвинул представитель потерпевшего ораторских способностей представителя. 

— При определении суммы компенсации морального вреда (ст. 1101 ГК РФ) суд исходит из фактических обстоятельств причинения вреда, индивидуальных особенностей потерпевшего, отношений с погибшим и ряда других факторов. В ситуации потери кормильца (ст. 1089 ГК ) суд исходит из суммы заработка, который погибший имел или мог иметь на момент смерти,

– утверждает Торубаров. 

Механизм расчета компенсации по потере кормильца Гражданским кодексом не предусмотрен, отмечает эксперт. Поэтому суды при решении таких вопросов используют положения п. 8 ст. 12 ФЗ «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваниях».

Адвокат Николай Герасимов объясняет, что по закону судья не обязан в своем решении объяснять, почему он назначил ту или иную сумму. Суд определяет, насколько человек пострадал и какая по мнению судьи компенсация будет достаточна. 

— В реальности судья ориентируется на практику, которая сложилась в конкретном суде или в регионе. Поэтому суммы и различаются, – считает адвокат.

ПРАКТИКА ЕСПЧ

Европейский суд по правам человека, как правило, присуждает заявителям гораздо большие суммы, чем российские суды.

В 2017 году по делу «Шмелева против России» ЕСПЧ назначил матери погибшего в отделении полиции компенсацию 60,000 €. В том же году суд обязал Россию выплатить родственникам погибших в теракте в Беслане 3 млн € за нарушение права на жизнь и эффективную правовую защиту

В марте по делу «Аношина против России» сестре погибшего от рук полицейских было присуждено 36,600 €. Юрист «Комитета против пыток» Ольга Садовская отмечала, что средняя компенсация за нарушение права на жизнь в Европейском суде составляет 40,000 €.

Но в случае Аношиной сумма была уменьшена на размер уже назначенных в российском суде выплат. Совсем недавно Европейский суд вынес решение по жалобе Сергея Магнитского.

За нарушение права на жизнь и запрет пыток родственникам погибшего юриста была присуждена компенсация в размере 34,000 €. 

Адвокат Николай Герасимов полагает, что суммы компенсаций, назначаемые ЕСПЧ, влияют на российские суды. 

— Раньше суммы был вообще небольшими. Но теперь практика меняется и их стали увеличивать, – отмечает юрист, – Причиной стали решения ЕСПЧ, по которым с государства взыскиваются гораздо большие суммы. В местных судах могут назначить меньшую сумму, но более-менее приемлемую для человека, и он таким образом успокоится и дальше не пойдет. 

Вопрос о сумме компенсаций за смерть человека – не всегда вопрос о «стоимости» человеческой жизни. Правительство или частная компания, выплачивая компенсацию морального вреда за смерть человека, не пытается восполнить потерю деньгами.

Чаще важным является сам факт, что виновник смерти признает свою ошибку и несет за нее наказание. Поэтому вопрос, сколько виновник должен заплатить за гибель человека, скорее о том, в какую сумму оценивается эта ошибка, а не сама жизнь.

 

Возможно, поэтому суммы выплат родственникам в случае резонансных происшествий сильно отличаются от тех сумм, которые могут выплатить близким жертвам пыток в полиции или колонии.

И если государство готово признавать свои ошибки в ситуации с пожаром в «Зимней вишне», то признавать проблему пыток, присуждая жертвам сопоставимые компенсации, в руководстве силовых ведомств и судах пока не готовы.

Источник: https://zen.yandex.ru/media/white_news/skolko-stoit-jizn-cheloveka-v-rossii-kakie-kompensacii-vyplachivaiut-rodstvennikam-pogibshih-v-rf-i-v-mire-5d6fe857bd639600ad2ce99d

Инвалиду не заплатили компенсацию за жилье // Верховный суд написал уникальное определение и позволил взыскать моральный вред

Моральный вред за инвалидность

Спор инвалида с органами социальной защиты привел к появлению уникального определения гражданской коллегии Верховного суда (ВС). В нем ВС подробно формулирует свои выводы по пунктам.

Таких определений редакция Закон.ру раньше не видела. В деле коллегия признала, что невыплата социальной компенсации дает право на возмещение морального вреда.

Этот подход может быть полезен всем, кому неправомерно задерживают выплаты.

Центр социальной защиты населения по городу Волжскому (Волгоградская область) выплачивал с сентября 2014 года инвалиду Николаю Наводченко компенсацию платы за жилье. Право на это дает ст.

17 Закона о соцзащите инвалидов[1]. Но с июля 2017 года выплаты прекратились. Николай Наводченко попросил объяснить, почему компенсация приостановлена.

В Центре объяснили, что у инвалида есть долг по ЖКХ за три месяца — 3 тыс. руб.

Инвалид возражал и предоставлял справки от управляющей компании, что это долг только за один месяц. Он потребовал признать остановку выплаты незаконной и компенсировать ему моральный вред, но первая инстанция и апелляция отказали.

Суды не приняли во внимание сведения от управляющей компании. Небольшой размер долга также не сыграл роли. Важен только период задолженности, решили суды. При этом приостановка выплаты личные неимущественные права истца не нарушила.

Гражданская коллегия ВС встала на сторону заявителя (дело было рассмотрено 22 апреля). Примечательно в этом деле не только итоговое решение, но и то, как написано само определение. После обычного для гражданской коллегии подробного цитирования законов и подзаконных актов ВС излагает свои выводы подробно и по пунктам. Это выглядит вот так:

«Из изложенных выше нормативных положений, а также разъяснений Пленума Верховного Суда Российской Федерации следует:

1. Наличие у уполномоченного органа, предоставляющего гражданину в качестве меры социальной поддержки компенсацию расходов на оплату жилого помещения и коммунальных услуг, информации о задолженности у получателя такой компенсации само по себе не может служить безусловным основанием для приостановления предоставления этой меры социальной поддержки.

2.

Действующее правовое регулирование отношений по предоставлению гражданам компенсации на оплату жилых помещений и коммунальных услуг, определяющее механизм реализации гражданами права на получение такой выплаты, не предполагает возможности произвольного применения его норм уполномоченным органом, который обязан проверить все предусмотренные нормативными положениями условия, необходимые для принятия решения о приостановлении предоставления компенсации на оплату жилого помещения и коммунальных услуг, в частности до принятия такого решения проверить поступившую к нему информацию о наличии задолженности, установить, соответствует ли информация о наличии у гражданина задолженности по оплате жилого помещения и коммунальных услуг действительному положению дел, и, если такая задолженность имеет место, установить причины её возникновения.

3.

Принятие решения уполномоченным органом о приостановлении предоставления гражданину такой меры социальной поддержки, как компенсация расходов на оплату жилого помещения и коммунальных услуг, допускается только в случае, если уполномоченным органом будет выяснено, что отсутствуют уважительные причины образования задолженности по оплате жилого помещения и коммунальных услуг или имеет место невыполнение гражданином условий соглашения по погашению этой задолженности. При возникновении спора между получателем компенсации расходов на оплату жилого помещения и коммунальных услуг и уполномоченным органом по вопросу о наличии у получателя этой меры социальной поддержки задолженности по оплате жилого помещения и коммунальных услуг и причинах её возникновения правомерность действий по приостановлению предоставления компенсации расходов на оплату жилого помещения и коммунальных услуг получателю этой меры социальной поддержки должен доказать уполномоченный орган.

4. При наличии уважительных причин образования (непогашения) задолженности по оплате жилого помещения и коммунальных услуг уполномоченный орган не вправе отказать гражданину в предоставлении мер социальной поддержки по оплате жилого помещения и коммунальных услуг.

5. При отсутствии у гражданина задолженности по оплате жилого помещения и коммунальных услуг приостановление уполномоченным органом предоставления гражданину мер социальной поддержки не допускается».

Суть, таким образом, сводится к тому, что при решении о приостановке компенсации орган соцзащиты не должен занимать формальный подход. Надо учесть все обстоятельства и выяснить причины появления долга по ЖКХ.

Не менее важный вывод ВС — у инвалида есть право на компенсацию морального вреда в такой ситуации.

Ведь меры соцподдержки направлены на создание отдельным категориям граждан достойных условий жизни, поддержание их жизнедеятельности, сохранение их здоровья и в связи с этим на обеспечение достоинства их личности.

А произвольное, безосновательное лишение права на меры соцподдержки нарушает не только непосредственно имущественные права, но и личные неимущественные.

Гражданская коллегия отправила дело на пересмотр в первую инстанцию.

 

[1] Федеральный закон от 24.11.1995 № 181-ФЗ «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации».

Источник: https://zakon.ru/discussion/2019/5/30/invalidu_ne_zaplatili_kompensaciyu_za_zhile__verhovnyj_sud_napisal_unikalnoe_opredelenie_i_pozvolil_

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.