Пример клеветы из жизни

Клевета – это страшная сила

Пример клеветы из жизни

Случалось ли вам быть жертвой клеветы?

Как вы переживали такой жизненный опыт?

Я хочу рассказать вам историю Максима. Это крепкий молодой человек тридцати лет, сценарист комедийных сериалов и бывший участник команды КВН. Однажды он пришёл на консультацию и рассказал, что в последнее время он пишет с трудом, работа идёт как из-под палки.

Я обратила внимание, что, произнося это, он смотрел влево и вниз, и казался подавленным. Я начала расспрашивать его о жизни, об отношениях с близкими, с родными, с коллегами.

В результате удалось выяснить, что полгода назад с ним произошёл случай, который его шокировал

Максиму позвонил cтарый знакомый по КВН, оказалось, что он ошибся номером, набирал другому Максиму, но раз уж позвонил, то они поговорили об общих знакомых и делах. Максим спросил, есть ли какая-то работа для него.

На что его собеседник ответил: “Ну как у нас может быть работа для птицы такого полёта, как ты? Нам до тебя не дотянуться!” Максим опешил и спросил, что это значит. Слово за слово, он выяснил, что за последнее время несколько раз возникали сценарные вакансии.

Знакомый задавал вопрос в своём коллективе сценаристов, кого можно было бы порекомендовать? Всякий раз бывший коллега Максима по команде, назову его Виктор, вызывался позвонить Максиму и спросить, хочет ли он работать.

После чего выходил из комнаты, затем возвращался и сообщал, что Максим отказался от работы, сказал, что в гробу он всех видел, и “посылал” всех “на три буквы”. Максима это потрясло. Дело в том, что Виктор ни разу ему не звонил, работу не предлагал, и, соответственно, он никого никуда не «посылал». В растерянности он даже не нашёл что ответить собеседнику, и они просто распрощались.

Почти всё время, что он рассказывал об этом, Максим с трудом подбирал слова, и мне передалось ощущение одиночества и тревоги. Я спросила, как он обошёлся с этим переживанием, поделился ли с кем-нибудь.

Оказалось, он рассказал жене и другу, но, видимо, они не вполне поняли, какое значение всё это имело для него.

Сам он не позвонил Виктору, не выяснил, что происходит, и всё осталось в таком зависшем состоянии.

Я спросила Максима, чего бы он хотел в связи со всем этим, и он ответил, что хочет какого-то прояснения, как такое могло случиться с ним. Мне показалось, что здесь можно использовать ассертивную технику работы с гневом.

Я предложила Максиму поговорить с пустым стулом, на котором он может представить себе Виктора, и выразить ему свои невыраженные чувства и мысли в виде трёх сообщений. Сначала рассказать, что произошло, “Событие”, затем что он почувствовал, “Чувства”, и закончить высказыванием ” Ноты” (просьба, или претензия).

Мы поставили пустой стул для Виктора, и Максим сказал ему: «Для меня ты никогда не был близким другом, мы не работали с тобой в паре, но ты был хорошим коллегой, членом команды, на которого можно было положиться. Когда я узнал о твоём поступке, я испытал изумление, ярость, бессилие, а затем глубокую печаль».

Теперь пришла пора для формулирования “Ноты”. Я сообщила Максиму, что здесь нужно сказать человеку, какого поведения ты от него ждёшь, то есть, нам важны глаголы.

Максим начал с глагола “объясни”: “Объясни, почему вместо прямого мужского разговора, если у тебя были претензии ко мне, ты предпочёл клеветать на меня?” Я предложила также сказать: “Признай, что ты врал, говоря обо мне.

Я хочу, чтобы ты извинился за свою ложь”. Максим подхватил эту фразу и добавил: “Я хочу, чтобы ты при мне позвонил всем, кому ты клеветал обо мне, а затем публично принёс извинения в социальной сети”.

Голос его при этом стал звучать погромче и поувереннее, он также распрямился и стал ровнее дышать.

Я предложила Максиму пойти на роль Виктора и послушать только что произнесённые фразы. Из роли Виктора он ответил: “Мне не важно, что ты думаешь, и я не собираюсь извиняться. В жизни действует закон джунглей, каждый сам за себя!”

Максим вернулся на свой стул и выдохнул. Я была немного озадачена. В какой-то степени работа уже была сделана, состояние Максима изменилось, он уже не был таким “замороженным”.

Не всегда бывает, что ” антагонист” в подобной ролевой работе “идёт навстречу” и соглашается с “протагонистом”, с клиентом.

Я думала, какие ещё слова Максим может сказать этому персонажу, чтобы они достигли его, подействовали на него?

В этот момент я оказалась в роли сценариста, которому нужно придумать кульминацию, где герой и его противник должны сойтись в последней решающей схватке. Герой либо окончательно проиграет, либо победит, в любом случае жизнь его уже никогда не станет прежней.

Тут мне вспомнились слова моего учителя Елены Лопухиной: “Когда вы разговариваете с человеком, который не хочет признавать свою нечестность, иногда ничего невозможно сделать, кроме как сказать ему: “Знай, что я считаю тебя подлецом! Может быть, никто в мире не узнает о твоей подлости, но я один точно буду знать, кто ты такой на самом деле!” Я предложила Максиму сказать эти слова и  увидела, что его лицо прояснилось, и он впервые посмотрел мне в глаза. Он кивнул мне, затем повторил эту фразу, обращаясь к Виктору, на что “Виктор” ответил: “Ого, кажется, щенок поднял голову. Мне тревожно”. И это был самый серьёзный поворот в сюжете.

Максим вернулся на свою роль и обратился к Виктору ещё раз: “Знай, что если раньше я никому не рассказывал эту историю, то теперь я расскажу об этом всем!” А затем неожиданно он добавил: “Знай, что всех проституток в своих сериалах я буду называть именами твоей жены и твоей дочери! И твоей фамилией!”

На это “Виктор” сказал: “При чём здесь мои близкие? Давай разберёмся между собой”. На что Максим ответил: “Вариант разобраться между нами ты, Витя, отверг сам, начав молоть языком за моей спиной. Ты хотел войны? Получай войну! Берегись! Ходи оглядывайся!”

Я  поняла, что Максим пытается ранить Виктора в самое уязвимое место, чтобы причинить ему боль, сравнимую с пережитой им самим. Виктор отреагировал коротко: “Мне страшно”.

После этого Максим обратился ко мне: “Я хочу, чтобы ты знала, эти слова ” Ходи оглядывайся” я сказал не потому, что собираюсь на него напасть, а чтобы он знал о моей решимости довести дело до конца, чтобы все об этом узнали”.

На этом мы закончили ролевую работу. Мне казалось, что я побывала в бою. Напряжение спало. Мы отдышались.

Максим сказал: «Было неожиданно, когда ты разрешила мне назвать его подлецом. Раньше я даже не мог себе этого представить.

По ощущению это как будто мышцы натягиваются, натягиваются, напряжение невероятное, ты говоришь “подлец” – и тут как будто они рвутся! В этот момент я понимаю, что ты на моей стороне! Никого не было на моей стороне в этой ситуации. И я впервые могу сказать правду, что я думаю.

То есть, до этого я полгода говорил с ним внутри себя, всё пытался объяснить ему свою позицию, пытался его понять. Мне всё казалось, что он меня не принимает всерьёз, что я не нахожу нужных слов. А сейчас у меня такое ощущение ясности и силы».

Я рада была слышать это. Для меня всё это значило, что Максим впервые выразил свой гнев.

Я вспомнила, как много лет назад, во время моей работы на телевидении, меня оклеветал начальник программы, в которой я работала, и я случайно оказалась свидетелем того, как он лгал обо мне вышестоящему начальнику. Я была потрясена, я ужасно растерялась.

Но дело в том, что назавтра я собиралась увольняться, поэтому я решила просто забыть об этой истории. А недавно я увидела этого человека на экране и про себя сказала: “Я знаю, что ты подлец”. В то же время, я вдруг осознала, что этот старый сюжет освещает забытую ситуацию по-новому.

Интрига, развёрнутая против меня, делала меня как бы театральным персонажем. Я узнала, что такие случаи, как заведомая ложь, или клевета, действительно существуют в жизни, а не только в шекспировской трагедии, и это может касаться меня.

Удивительно! Так что, в каком-то смысле я даже почувствовала признательность к своему бывшему начальнику. Он показал мне жизнь такой, какой я раньше её не знала.

Я поделилась этими мыслями с Максимом, мы с ним вместе немного  поудивлялись и даже посмеялись по поводу того, как это всё устроено в жизни, и на этом наша сессия закончилась.

Когда через неделю я встретила его, он сказал, что за последние дни почти не вспоминал свою историю, потому что он много работает над новым проектом, ему кажется, что всё это осталось далеко-далеко в прошлом.

Я подумала, что это, возможно, самый лучший результат.

Это значит, что человек может больше не тратить силы и не находиться постоянно в круге переживаний, которые его разрушают, а может освободиться и двигаться дальше.

☆☆☆

 Друзья и коллеги, 

приглашаю на еженедельную гештальт-терапевтическую группу “Свобода проявляться” по четвергам с 23 января по 9 апреля 2020 г. в Москве.

https://www.b17.ru/trainings/svoboda_proyavlatsa/

Буду рада вас видеть)

Примечание×

Согласие клиента на публикацию истории получено, анонимность соблюдена.

Источник: https://www.b17.ru/article/kleveta_eto_strashnaya_sila/

Статья за клевету: ответственность и судебная практика

Пример клеветы из жизни

Люди время от времени сталкиваются с негативными последствиями распространения о них заведомо ложной информации. Речь идет не о сплетнях, а о серьезных данных, порочащих честь и достоинство.

Следует понимать: таковое деяние преследуется по закону. Статья за клевету ныне включена в Уголовный кодекс (УК) РФ.

Следовательно, пострадавший имеет возможность привлечь к ответственности человека, замеченного в распространении ложных данных.

Описывает преступное деяние, выражающееся в нанесении ущерба путем распространения заведомо ложных данных, статья 128.1 УК РФ. В указанном параграфе расшифровывается понятие «клевета». В частности, речь идет об обнародовании данных о человеке, являющихся ложью. Последние должны порочить описываемое лицо, подрывать его репутацию, очернять его честь, наносить урон достоинству.

Важно: правонарушение квалифицируется в том случае, если распространитель лжи знал, что сведения не отвечают действительности.

Уголовно-правовая характеристика преступного деяния строится исходя из приведенного в законе определения. При определении клеветы законодатель указал ряд факторов, которые необходимо идентифицировать в ходе расследования. К таковым относятся:

  • объективная часть – распространение порочащих данных;
  • субъективная – наличие умысла.

При рассмотрении злодеяния изучаются формы обнародования должных сведения. Под таковыми подразумевается донесение информации:

  • в устной форме, путем публичных выступлений:
    • на радио или телеканалах;
    • через интернет;
    • на конференциях и заседаниях;
    • в частном порядке;
  • в письменной форме путем включения данных:
    • в статьи;
    • в доклады;
    • в заявления;
    • в книги и иные произведения;
    • в иные документы, которые печатаются для чтения общественностью или должностными лицами.

Внимание: клеветой признается информация, которую услышал хотя бы один человек.

К примеру, Иванов С.С. подготовил аналитическую статью, касающуюся экономического развития одного из регионов РФ. Автор подтверждал свои выводы примерами из практика, почерпнутыми в частной беседе.

В том числе описал процесс дачи взятки предпринимателем Косаревым В.Р. с целью получения преимуществ при проведении тендера. Последний обратился к правоохранителям за защитой чести и достоинства. Иванов С.С.

не смог доказать, что опубликованные данные соответствуют действительности. Потому понес наказание.

Ответственность за клевету

Уголовное наказание за распространение лжи в отношении пострадавшего, если клевета доказана, описывает статья 128.1 УК. В ее тексте приводятся меры воздействия за разные виды проступков: без отягчающих факторов и квалифицированные. В ряде случаев нарушается еще и закон о тайне переписки.

Так, наказание за клевету без квалифицирующих признаков состоит в наложении штрафа до 500,0 тыс. руб. либо в обязательных работах. Количество последних зависит от виновности правонарушителя. Максимальный срок – 160 часов. Такими мерами воздействия ограничиваются, если ложь распространялась без использования СМИ или интернета.

В пунктах от 2 до 5 статьи 128.1 УК описано, что грозит злодею за клевету с квалифицирующими составами. К таковым относится:

  • распространение лживых данных через СМИ;
  • заведомо ложное обвинение, с использованием служебного положения;
  • обнародование недостоверной информации о диагнозе пострадавшего, опасном для окружающих (туберкулезе, к примеру);
  • направление недостоверной информации в правоохранительные органы о том, что человек совершил тяжкое преступление.

В ст. 128 УК РФ наказания распределены по тяжести деяний, основой которых является клевета. Например, максимальный штраф достигает пяти миллионов рублей. Таковой налагается на виноватого, если он обвинил пострадавшего в совершении особо тяжкого нарушения закона.

Внимание: Уголовный кодекс не содержит наказания за ложные данные в виде лишения свободы. Законодательство ограничивается воздействием финансового плана или обязательными работами.

Так, оклеветавший безвинного человека с использованием своего положения на службе может быть оштрафован на сумму до 2 млн руб. Еще таковому преступнику может быть вменено наказание в виде обязательных работ. Максимальный срок – 360 часов.

Самым распространенным случаем является обнародование дынных, которые порочат человека, в публичных выступлениях, в том числе СМИ и интернете. То есть информация потенциально доходит до огромного количества людей. Таковое незаконное деяние наказывается штрафом. Максимальная его величина – один миллион рублей.

Внимание: каждое положение о штрафных санкциях имеет две позиции: максимальную величину наказания в рублях или доход за определенный период, заменяющий ее. Таким образом, суду дано право применять реальную меру финансового воздействия, подъемную для преступника.

Судебная практика

Ныне все больше пострадавших задумываются о том, как наказать преступника. Нужно понимать, что человека за клевету привлечь может только тот, кто понес урон. А для этого необходима его инициатива. Причем мало написать жалобу в прокуратуру или полицию. Пострадавшему придется потратить довольно много времени на:

  • сбор доказательств;
  • собеседования со следователями;
  • написание заявления в суд;
  • участие в судебном заседании и другое.

Кроме того, уголовная ответственность за клевету наступает по решению суда. Этот орган необходимо убедить в наличии состава в действиях нарушителя закона. На практике это сводится к доказательству:

  • ложности данных, распространяемых обвиняемым;
  • осознания последним их несоответствия действительности;
  • причинению ущерба потерпевшему.

На самом деле судебные разбирательства по клевете далеко не всегда выигрываются истцом. Кроме того, последний может пострадать от своей инициативы. Ведь у ответчика в рамках российской Уголовного кодекса также имеется возможность обвинить истца в распространении ложных сведений.

А если дело закончится проигрышем оклеветанного, то ответчик окажется в выигрышном положении. Отрицательное решение суда само по себе будет доказывать факт клеветы в отношении бывшего ответчика.

При нарушении обидчиком сразу нескольких законов, к примеру, еще и превышение должностных полномочий, вероятность выигрыша дела значительно увеличивается.

Выше приведен пример с аналитиком и предпринимателем. Дело могло повернуться совсем иначе, если бы Иванов С.С. записал на диктофон приватный разговор о взятках с Косаревым В.Р. В ходе разбирательства можно в качестве доказательства истинности распространяемой информации привести запись.

Суд ее не примет во внимание, а правоохранители учтут при расследовании. Таким образом, Косарев В.Р. из истца может превратиться в обвиняемого. Ведь он иск построил на том факте, что Иванов С.С. обосновал свою аналитику ложью. У последнего появляется возможность, в свою очередь, обвинить Косарева В.Р.

в ложном доносе.

Еще сложнее при расследовании дел о клевете доказать наличие умысла. В частности, если в приведенном примере таковой отсутствует на поверхности. Аналитик не пытался навредить предпринимателю напрямую.

Он использовал приватную информацию для получения дохода за публикацию. Субъективная сторона деяния в данной ситуации заключена в том, что правонарушитель использовал сведения, подтвердить которые не может.

В этом состоит его вина.

Источник: https://ugolovnoe-pravo.com/prestupleniya/chto-predpolagaet-statya-za-klevetu-i-kak-ispolzuetsya

Клевета, фейки и оскорбления: правовые различия видов негатива

Пример клеветы из жизни
Юридические значения у негативной информации разные

В бытовом смысле любая неправда воспринимается человеком клеветой. Фейк, ложь, клевета — часто это синонимы в нашем обычном понимании.

Но юридические значения у терминов разные. Из этого вытекают и особенности защиты ваших прав и наказание виновного.

По клевете судами выносится более 90% оправдательных приговоров. Я считаю, что такой высокий процент оправданий связан с неправильным выбором защиты.

Представляете? Вас оклеветали, а виновнику ничего не будет. Еще и наоборот, он везде расскажет о том, что выиграл суд, а значит говорил правду. Хотя на самом деле в суде просто не получилось доказать намеренность лжи.

Поэтому, чтобы обидчику досталось по заслугам нужно выбрать правильный способ привлечения его к ответственности.

Я понимаю, как сложно сохранять спокойствие, когда про тебя пишут всякие гадости, но месть — это блюдо, которое нужно подавать холодным. Хотя привлечь к ответственности — это заставить человека испытать на себе все последствия своего поступка, а не отомстить.

Упрощенно виды негативной информации можно различить так:

  • человек знает, что он пишет неправду и делает это сознательно — это клевета;
  • человек не знает, что он пишет неправду — это недостоверная информация;
  • человек унизил другого человека — это оскорбление.

Различия в понятиях

Юридические различия неправды

Общие черты для всех видов неправды — она была распространена и повлекла за собой негативные последствия. В случае с недостоверной общественно значимой информацией (фейковой) достаточно лишь угрозы возникновения таких последствий.

Фейк — не юридический термин. Понятие ”фейковая новость” получило широкое распространение весной 2020 года после принятия изменений в Закон № 149 “Об информации…”, но существовало гораздо раньше.

А на сайте Госдумы появилась такая трактовка фейкньюс:

Критерии фейковой новости на сайте Госдумы

Таким образом, наш законодатель под фейком понимает любую недостоверную общественно значимую информацию. Ну и как обычно понятие настолько размыто, насколько можно представить — достаточно потенциальной угрозы, чтобы первоапрельская шутка превратилась в фейк.

Определение “фейковости” в зоне ответственности прокуратуры

Доказательства распространения

Поговорим о доказательствах. В каждом случае необходимо подтвердить факт распространения информации хотя бы одному лицу.

Доказательствами являются: скриншоты переписки или страницы сайта, свидетельские показания, видеозаписи и любые другие. Чем больше доказательств вы соберете, тем лучше.

Доказательства нужно зафиксировать. Например, сайт можно проверить в Архиве интернета. Если нужная информация там есть, то ответчик уже не сможет удалить или изменить ее на своем ресурсе. А значит суд примет распечатку из Архива интернета наравне с другими доказательствами.

Нотариально удостоверять скриншоты не обязательно — суды принимают обычные скриншоты на которых есть информация об источнике, дате и времени фиксации.

Но если вы подозреваете, что вражина удалит свой пост в соцсети, то лучше сходить к нотариусу.

Помните: ни одно доказательство заранее установленной силы не имеет. Это означает, что судья будет оценивать каждое доказательство и соотносить его с другими.

Клевета — самое сложное доказать заведомость

Если лицо добросовестно заблуждалось, считало распространенную информацию истиной, оно не может быть привлечено к уголовной ответственности за клевету.

То есть самое сложное в делах о клевете — это доказать, что клеветник знал о том, что распространяет ложь

Пример из практики Челябинского областного суда. Признавая Ф.Ю.В. виновной в клевете, мировой судья в приговоре констатировал, что она при большом скоплении людей, публично, умышленно, распространяла о К.О.А. информацию о том, что последняя занимается “черной” риэлтерской деятельностью.

Но областной суд отменил приговор и указал: для установления наличия в действиях виновного лица состава преступления, предусмотренного частью 1 статьи 128.

1 УК РФ, необходимо, чтобы распространяемые порочащие сведения являлись для него заведомо ложными. Высказываемые оценочные суждения, которые являются выражением субъективного мнения лица о потерпевшем, не образуют состава клеветы.

Заведомая ложность сведений означает, что виновный знает об их явном несоответствии действительности.

Из материалов уголовного дела:президиум установил, что у Ф.Ю.В.

имелись основания думать о частном обвинителе в негативном свете, поскольку она неоднократно слышала соответствующую информацию от бабушки, читала подтверждение этому в сети “Интернет”, претерпела препятствия в получении наследства, вплоть до обвинений в краже имущества из дома бабушки.

Учитывая сложившиеся между сторонами по делу личные отношения, которые суд в приговоре определил как натянутые, а также, принимая во внимание фактические обстоятельства, установленные приговором, президиум пришел к выводу о том, что информация, в распространении которой Ф.Ю.В. признана виновной, на момент высказывания не осознавалась ею как ложная.

Из этого следует, что если вы не уверены в том, что получится доказать заведомость, подумайте над следующими видами ответственности за ложь

Об ответственности за клевету я уже писал статью. Прочитайте ее для полноты картины.

Диффамация — недостоверная и порочащая информация

Дела о признании информации недостоверной и порочащей юристы называют делами о диффамации.

Не соответствующими действительности сведениями признаются утверждения о фактах или событиях, которые не имели места в реальности во время, к которому относятся оспариваемые сведения.

Человек, распространивший недостоверные сведения, может не знать, что он распространяет неправду. Или заблуждаться в правдивости информации.

Все способы защиты указаны в статье 152 Гражданского кодекса РФ. Я не буду рассматривать их сегодня, потому что это глобальная тема — гораздо шире, чем она описана в Гражданском кодексе.

Сегодня моя цель дать вам лишь основные инструменты, которыми нужно пользоваться.

Дела о диффамации рассматриваются в суде. Если распространенные сведения связаны с предпринимательской деятельностью истца, то иск нужно подать в арбитражный суд. Все иные споры рассматривает суд общей юрисдикции.

Истец доказывает факт распространения и порочащий характер информации.

Порочащими являются утверждения о:

  • нарушении гражданином или юридическим лицом действующего законодательства.
  • совершении нечестного поступка;
  • неправильном, неэтичном поведении в личной, общественной или политической жизни;
  • недобросовестности при осуществлении производственно-хозяйственной и предпринимательской деятельности;
  • нарушении деловой этики или обычаев делового оборота.

Ответчик должен доказать, что распространенная им информация правдива или это не утверждение, а мнение или суждение.

И за правду можно ответить

Если правдивая информация порочит честь или достоинство, то и в этом случае предусмотрена ответственность — гражданско-правовая. Если же человек разгласил конфиденциальные сведения, например, тайну частной жизни, медицинскую или банковскую, то его можно привлечь и к уголовной ответственности.

Доказательства оскорбления

В новой редакции статьи 5.61 КоАП под оскорблением понимается практически любое непристойное или неприличное высказывание, унижающее человека.

Об ответственности за оскорбления в интернете я уже писал статью. Прочитайте ее, чтобы вникнуть в нюансы понятия.

Оскорбления не проверяются критериями достоверности. Важна лишь форма высказываний — неприличная, противоречащая нормам морали и нравственности.

Дисклеймер на видеоканале TheJoy на .

Дисклеймер не панацея. Король — Контекст, а не контент

Многие блогеры используют такой “оберег”: “все высказанное мной является моим субъективным оценочным суждением, не преследует целью…” и т.д. и т.п. в различных вариациях.

Им кто-то рассказал, что если такой дисклеймер будет, то им ничего не грозит. И можно говорить, не стесняясь в выражениях. Нет!

Я уж молчу, что в видеороликах такой дисклеймер никто и прочитать-то не успеет: часто они показываются пару секунд.

Судебная практика по делам о защите деловой репутации уже давно различает истинное мнение от неправды, замаскированной под суждение, с одной только целью — соврать или оскорбить без последствий. В неоднозначных случаях судом может быть назначена лингвистическая экспертиза

Слова-маркеры типа: “возможно”, “я считаю”, “по моему мнению”, “вероятно” далеко не всегда свидетельствуют о выражении мнения. Всегда важен контекст.

В итоге подобные дисклеймеры бессмысленны практически всегда. Не важно, какой оговоркой будет сопровождаться ложь или оскорбление — важен контекст и истинная цель месседжа в аудиторию.

Рекомендации

Прежде, чем писать заявление о клевете, оскорблении или подавать иск о защите деловой репутации подумайте: какой способ защиты вам подойдет лучше всего. Посоветуйтесь с юристами, соберите доказательства, заручитесь поддержкой свидетелей.

Заранее подумайте и о последствиях ваших действий. Есть такой “Эффект Стрейзанд” — история о том, как Барбара Стрейзанд пыталась в суде заставить папарацци удалить фото ее виллы. А получилось наоборот — снимки разлетелись по всему интернету.

То самое фото. Copyright (C) 2002 Kenneth & Gabrielle Adelman, California Coastal Records Project, www.californiacoastline.org, CC BY-SA 3.0, https://commons.wikimedia.org/w/index.php?curid=22417977

В делах об оспаривании негативной информации такой эффект часто срабатывает, и вместо защиты можно получить вторую волну лжи.

Источник: https://zen.yandex.ru/media/tmtpravo/kleveta-feiki-i-oskorbleniia-pravovye-razlichiia-vidov-negativa-600307970cf4a170b9246d3e

Клевета: истории из жизни, советы, новости, юмор и картинки — Горячее | Пикабу

Пример клеветы из жизни

Не могу не рассказать. Мы купили квартиру в пресловутой девятиэтажке, а бабулька, продавшая нам ее, съезжать не хотела.

Инна Моисеевна (назовём ее так) реализовала хату и поделила деньги с родственниками. Они были в долях. На половину суммы приобрела малосемейку на окраине, переезд в которую ее не привлекал ни коим образом. Но и мы-то свою квартиру продали! А новые наши жильцы соответственно свою, и далее по цепочке. Короче говоря, нас настоятельно просили съехать.

В нашем с Инной Моисеевной ДКП был прописан срок освобождения ЖП 10 дней, далее начинал тикать счётчик, 0,8% стоимости квартиры в сутки. Нехилая такая сумма для пенсионерки. Брать с неё мы конечно же ничего не планировали, что мы нелюди? Но и деваться некуда.

В один прекрасный день, когда счётчик уже натикал примерно на 16 тысяч рублей, мы приехали в гости к старушке со своим антикварным славянским шкафом, высотой 2,1 метра и весом – не знаю сколько, но где-то между радикулитом и геморроем, а скорее в сумме. Говорим, дескать, примите нашего статного брюнета, ибо он тут прописан.

Инна Моисеевна в истерику. «Не пущу! Я ещё не увезла своё!» И грудью путь к моей законной ЖП преграждает. Шкаф остался в подъезде, рискуя быть изувеченным, но не сломленным. Массив, вес.

Так как в наши планы не входило грубо прессовать старушек, то пришлось просто напомнить про неустойку и огласить сумму. Бабушка убежала за корвалолом с дикими криками, позвонила риэлтору, нотариусу, адвокату, орала как раненная гиена.

В это время мной производился расчёт с грузчиками, шкаф уныло стоял в подъезде. Короче говоря, все были заняты. И тут дверь открывается и выскакивает Инна Моисеевна с лицом в крови и каких-то ссадинах на шее. И кричит, что мы ее избили, а грузчики свидетели. А за это она отсудит у нас миллион морального вреда. Грузчики мгновенно испарились, предупредив, что сменят номер.

Нам тоже пришлось уйти, так как мадам взялась за стационарный телефон и стала звонить участковому.

Мы тоже позвонили участковому, но он сказал, что дамочка известная, и приемы ее тоже уже изучены.

Ее и дворник «бил», и сантехник, и вообще весь ЖЭК до седьмого колена, продавцы из магазина, парикмахер ее не принимает больше ближайший.

Заявление она написала, но инспектор предупредил, что на 16 тысяч неустойки мы таки имеем полное право и отсудим легко. Отправил даму на освидетельствование медиками и так далее. Обещал оказать нам поддержку.

Через пару дней ИМ позвонила нам и недовольно сообщила, что в субботу съедет, заявление заберёт, если мы забудем про неустойку. И ещё,дескать,  с нами встречаться не хочет, поэтому приезжать надо не ранее 16 часов, когда духу ее не будет там, «проклятущие вы твари» (с)

В 16:00 в субботу мы преспокойно въехали. Но! Сразу же стало понятно, что соседи нас не любят. На наши приветствия не отвечают, детям моим общительным не улыбаются, в лифте ездить вместе не хотят принципиально, будто мы заразные.

И так бы и жили в неведении причин адского игнора, кабы кто-то не нарисовал между 5 и 6 этажом огромный Х. И к нам пришла делегация.

Оказалось, что это именно мы справляем нужду в лифте, ломаем почтовые ящики, тушим бычки в известку и конечно же авторы примитивной фрески – угадайте кто? Вы не ошиблись! Тоже мы!

Двое взрослых людей с высшим образованием, с машиной, с приличной работой и двумя чистыми, воспитанными и упитанными детьми. Ну, а кто ещё-то, действительно?

В диалоге с соседями, включавшем в себя просмотр моего паспорта, рук, зрачков, и подозрительных обнюхиваний всех членов семьи, выяснилось, что бывшая хозяйка квартиры сказала, что продала квартиру семье наркоманов и маргиналов.

А ещё, что она хвасталась всему дому, что съезжать не собирается и планировала нас динамить как можно дольше. Более того, старушка гордо заявляла, что из мести нассала нам в кладовку.

Сказать честно, в этой кладовке воняло так, что могла б и насрать, мы б не заметили, и так все с хлоркой в противогазе мыли.

Соседи оказались адекватные и поняли, что их ввели в заблуждение. С тех пор в отношениях все наладилось.

Источник: https://pikabu.ru/tag/%D0%9A%D0%BB%D0%B5%D0%B2%D0%B5%D1%82%D0%B0/hot

Психология обмана, доноса, клеветы. Обсуждение на LiveInternet – Российский Сервис Онлайн-Дневников

Пример клеветы из жизни

Обман – часто основное средство борьбы за власть, орудие эгоизма, амбиции, честолюбия, корысти и получения большой и быстрой прибыли. Также, обман – это способ сохранения тайны – причем, как на уровне личности, так и группы, коллектива, фирмы или государственного органа, учреждения. В связи с этим, это позволяет привести массовое сознание к вере в особые, граничащие со сверхъестественными качества политического лидера, которые отвечают всем высшим ценностям и идеалам: – он профессионал и абсолютно честен по отношению к «своим»; – добр и богат; – обладает связями и решает любые вопросы; – все делает в интересах народа или своей группы; – гениален, прозорлив и мудр; – несгибаемый волей; – не ошибается и решителен; – беспощаден к врагам народа и справедлив; – корифей науки и ценитель искусства. Естественно, если политический или криминальный лидер обладает такими качествами, то авторитет его непререкаем, и тогда любые его правительственные действия – даже самые чудовищные с точки зрения «нормального» сознания, свободного от гипнотизирующей веры, – получают оправдание, расцениваются как действие, осуществляемые политиком для блага народа или своей группы. По-видимому, есть основания говорить о функциональных проявлениях обмана в производственной деятельности, в политике и бизнесе. Нет такого вида социальной деятельности, где бы не встречался обман и где бы он не играл существенную функциональную роль. Особо следует упомянуть функцию обмана, которую можно было бы назвать «воодушевляющей». Речь идет о намеренной дезинформации социального субъекта, которая вызывает у него: прилив сил; повышение уверенности в себе; веру в возможность достижения трудной цели; создает мобилизующий эффект. В критические моменты к подобным формам обмана не раз прибегали политики, распространяя ложные сообщения о приближающемся хорошем будущем, несчастьях в стане противника и т.п., чтобы ободрить население и руководителей среднего и нижнего эшелонов власти, укрепить их веру в победу и экономический успех. Донос и клевета Обычно содержание доноса составляло обвинение в «оскорблении величия» императора или в злоумышлении против него (подготовке заговора, организации злонамеренных действий и т.п., то есть того, чего он больше всего боялся). Рвение доносчика, сообщавшего чаще всего ложные сведения, стремившегося сфабриковать ложное обвинение, вознаграждалось императором: он получал четвертую часть имущества обвиненного. Распространение «подлых доносов» считалось «наиболее пагубным из всех бедствий, какие принесли с собой те времена». Доносчиков «поощряли обещанием наград», «не знавшие ни отдыха, ни совести обвинители становились как бы неприкосновенными личностями», именитые доносчики «с их талантом, богатством, властью, с их изощренной способностью делать зло, внушали людям ужас». Надо сказать, что доносы практикуются и в наше время. Так, для расправы с конкурирующей фирмой, «доброжелатели» сообщают выведанные обманным путем сведения, составляющие коммерческую тайну «жертвы» и анонимно передают информацию в налоговую инспекцию, криминальным «авторитетам», государственным органам внутренних дел. В результате – расправа. Как правило, и те, кто писал доносы, и те, кто использовал их в качестве средства для расправы, хорошо знали действительную истину. К нашему сожалению, традиция обманывать народ сохранилась. Ее активно поддерживают многие современные политики, чья деятельность нацелено на обеспечение прибыли конкретным финансовым магнатам, коррумпированным органам и криминальным авторитетам. Изощренными приемами стимулируется мифотворческий образ «врага», «лентяя», «неплательщика налогов», разжигается эйфория их разоблачения. Лучших представителей народа, реальных и потенциальных противников криминального единовластия и сейчас выдают за «врагов народа» – аналогично тому, как это не раз бывало уже в прошлом, как это делали в Риме почти две тысячи лет назад. Клевета также выступает в качестве злонамеренного обмана. Ее субъект (клеветник) обычно преследует сугубо личные цели, стремясь опорочить своих соперников, конкурентов, тех, кто мешает достижению его целей, а иногда и просто из зависти или из «любви к искусству». Люди честные, порядочные, талантливые нередко оказываются жертвой клеветы, в результате чего на первые роли выходят те, кто компенсирует недостаток знаний, способностей и других социально ценных качеств, своими клеветническими действиями. В результате, порядочный человек должен как-то себя защитить от клеветы. Как это сделать? На помощь приходит обман. Приведем описание типичного примера: «Он избрал легкий путь к власти: стал клеветать на коллег по работе, отрицая те хорошие качества, которые у каждого из них были… и в результате благодаря своей ловкости и подлости добился превосходства над людьми порядочными и скромными». Клевета разваливает коллектив, лишает предприятия перспективной прибыли. Подобные случаи чреваты негативными социальными последствиями. Успешные или неуспешные действия клеветников, любителей обсуждать и «мешать с грязью» преуспевающих коллег служат важным показателем состояния нравственного здоровья конкретного коллектива. Клеветники и доносчики, захватившие руководящие позиции, обычно начинают «читать мораль», выступать в роли блюстителей нравственности, ибо им выгодно иметь дело с честными, порядочными людьми, добросовестно выполняющими свои обязанности.

Психология обмана – Юнацкевич П. И. Кулганов В. А.

Статья с сайта http://www.lie-emotions.com.ua/publ/psikhologija_o…obman_donos_kleveta/17-1-0-155

P. S. Из личных наблюдений. Склонность к обману и клевете странным образом бывает наследственной (как и склонность к насилию). Хотя чему удивляться? Даже с бытовой точки зрения все довольно просто объясняется средой жизни, общения и воспитания. То, что в семье является нормой для родителей, становится нормой и для детей. Ну, а уж психологи, эзотерики объясняют это родовыми, кармическими причинами. Осталось только узнать мнение генетиков, закладывается ли это на уровне ДНК? Пример из жизни. Женщина оклеветала свою двоюродную сестру. Та не смогла справиться с обидой и переживаниями и через шесть лет умерла от рака. (Подробнее можно прочитать об этом в рассказе “Завещание” .) Дочь умершей после смерти матери наладила контакты с этой родней. В итоге уже ее троюродная сестра вместе со своей матерью оклеветали дочь умершей. Как там у Ваенги: “Всё это было ни раз и, к сожалению, Всё повторится, всё повторится…”

Источник: https://www.liveinternet.ru/users/5054684/post363885894/

Самые громкие судебные процессы по обвинениям в клевете

Пример клеветы из жизни

Гражданским активистам, журналистам и блогерам придется скоро снова жить со статьей «Клевета» в Уголовном кодексе.

Напомним, что эта статья была декриминализирована в декабре 2011-го в соответствии с пожеланием тогдашнего президента.

Многие громкие дела о «клевете» в прошлом году не были доведены до суда лишь из-за того, что норма была изъята из УК. Времена изменились — гайки вращаются в другую сторону. Скоро мы станем свидетелями новых судебных эпопей.

Из петиции, направленной журналистами и представителями общественности депутатам Госдумы: «Только за 2009—2011 годы по статье 129 УК РФ было осуждено около 800 человек. Большинство из них — региональные журналисты и блогеры. Основными инициаторами уголовного преследования становились чиновники и представители властей.

Особой любовью к 129-й статье отличались губернаторы Кемеровской области, Алтая, Татарстана. Так, журналист Ирек Муртазин за книгу и пост о Минтимере Шаймиеве был осужден по статье 129 и 282. Главный редактор газеты «Листок» Сергей Михайлов был осужден по той же статье за резкую критику правительства Алтайского края.

Блогер Александр Егоров из Казани выложил в своем дневнике фактуру о хищении бюджетных средств местным омбудсменом, и суд также счел его виновным в клевете… У чиновников сейчас есть все рычаги для выяснения отношений с корреспондентами, чьи публикации вызвали у них возмущение, они могут делать это в рамках гражданского судопроизводства с помощью исков о защите чести и достоинства. В этом случае обеспечивается хоть какая-то состязательность сторон и изучение доказательств, а в случае проигрыша корреспондента защищает редакция. В случае принятия законопроекта и штрафы, и судимость будут ложиться непосредственно на журналиста, чем чиновники, как мы уверены, обязательно будут злоупотреблять. Мы не требуем для себя возможности безнаказанно врать. Даже сейчас чиновники рассылают иски о защите чести и достоинства по факту любой не устраивающей их публикации, даже если изложенные в ней сведения не являются заведомо ложными. Увещевания авторов законопроекта о том, что статья не коснется тех, «кто пишет проверенные факты», нас не устраивают — мы знаем, как происходит на самом деле».

Дело Льва Пономарева

В феврале 2008 года было инициировано уголовное дело против главы Общероссийского общественного движения «За права человека». Предлогом к возбуждению дела по статье «Клевета» стало решение Пресненского суда, признавшего ложным обвинением утверждение Пономарева об ответственности тогдашнего главы ФСИН Юрия Калинина за создание пыточной системы в колониях.

Пономарев затем уточнил, что применил в отношении Калинина слово «автор» в значении «виновник», так как по должности глава пенитенциарного ведомства несет ответственность за нарушения прав и свобод человека в подведомственных ему учреждениях. Правозащитник также отметил, что его обвинение не является клеветой, так как у него имеются доказательства того, что пыточная система в колониях на самом деле существует. Однако на решении Пресненского суда эти доводы не сказались.

Впрочем, позднее экспертиза все же не обнаружила клеветы в словах Льва Пономарева, и дело прекратили.

Дело Ирека Муртазина

12 сентября 2008 года журналист и гражданский активист Ирек Муртазин разместил в своем блоге информацию о том, что Минтимер Шаймиев, являвшийся тогда президентом Татарстана, якобы скончался:

«Пришла страшная весть… На 72-м году жизни во время отдыха в Турции (в Кемере) скоропостижно скончался Минтимер Шарипович Шаймиев. Честно говоря — не верится. Точнее, не хочется верить.

Потому что если это правда, то начнется такая свара, такая нешуточная борьба за то, чтобы занять освободившееся кресло, что чубы у холопов будут трещать и вдоль и поперек. И именно из-за подобных перспектив ближайшее окружение Минтимера Шариповича попытается скрыть эту информацию.

Чтобы успеть перегруппироваться (вплоть до скоропостижной эвакуации из страны). Именно поэтому официальная информация, думаю, будет не раньше чем через неделю».

Эта публицистическая акция вызвала гнев республиканских элит.

В августе 2009 года в Кировском райсуде Казани начались слушания по обвинению Муртазина в клевете, нарушении неприкосновенности частной жизни и унижении человеческого достоинства.

В ноябре 2009 года суд оправдал Муртазина по части 1 статьи 137 УК РФ, однако он был признан виновным в клевете и в возбуждении ненависти или вражды по признакам принадлежности к какой-либо социальной группе.

Ирек Муртазин был приговорен к 1 году 9 месяцам колонии-поселения и взят под стражу в зале суда.

Дело Михаила Бекетова

В ноябре 2010 года мировой судья Химкинского суда оштрафовал главного редактора газеты «Химкинская правда» Михаила Бекетова на 5 тыс. рублей за обвинение в адрес главы администрации города Владимира Стрельченко. Суд признал журналиста виновным в клевете, но освободил от наказания за истечением срока давности по предъявленному обвинению.

Поводом для иска стало высказанное Бекетовым в интервью телеканалу РЕН ТВ предположение о том, что Стрельченко причастен к взрыву машины журналиста. Глава администрации подал иск, в котором просил признать клеветой эти слова.

Зверски избитый двумя годами ранее и превратившийся в инвалида Бекетов присутствовал на суде в инвалидном кресле. Обвинительный приговор вызвал такую бурю общественного возмущения, что власти решили «сдать назад».

Через месяц в апелляционной инстанции Химкинский городской суд оправдал Бекетова.

Апелляционная комиссия суда не нашла состава преступления в словах журналиста о том, что господин Стрельченко является заказчиком «политического террора» против него.

Дело Олега Орлова

Уголовное дело по статье «Клевета» в отношении председателя правления правозащитного центра «Мемориал» Олега Орлова было возбуждено в 2011 году. Основанием для возбуждения дела стало заявление Орлова об ответственности главы Чечни Рамзана Кадырова за убийство сотрудницы «Мемориала» Натальи Эстемировой в 2009 году.

Позднее Орлов пояснил, что имел в вину ответственность Кадырова как главы региона, однако следственную машину это не остановило: по завершении предварительных следственных действий дело было направлено в мировой суд, который вынес в отношении Орлова оправдательный приговор. Государственное обвинение и защита Кадырова опротестовали это судебное решение в апелляционном порядке.

Дело было направлено в вышестоящую инстанцию — Хамовнический районный суд, который прекратил производство по нему в связи с декриминализацией статьи «Клевета» в декабре 2011 года.

Дело Евгения Легедина

В июле 2011 года на екатеринбургского оппозиционера Евгения Легедина было заведено уголовное дело по статье «Клевета». Старт уголовному преследованию дал прокурор Свердловской области Юрий Пономарев.

Начальника областного надзорного ведомства оскорбил плакат, с которым Легедин вышел на пикет. На плакате рядом с фотографией Пономарева было написано «Осторожно, коррупция! Лживый прокурор Свердловской области Пономарев Ю.А. покрывает воришек ГУВД (МВД) по Свердловской области».

Следственный комитет не замедлил возбудить дело. Легедин обжаловал постановление следователя: он настаивал, что не может быть привлечен к ответственности за клевету, поскольку он уверен в правдивости надписи на плакате. Тем не менее дело оставили в производстве.

Легедин решил покинуть Россию после допроса его родителей. В настоящее время активист проживает в Великобритании.

Дело Олега Козырева

Попытка возбудить в декабре 2011 года уголовное дело «за клевету» в отношении известного блогера Олега Козырева была изначально обречена на неудачу, так как именно в это время статья «Клевета» проходила стадию декриминализации.

Но запустить следственно-судебную машину требовал Мосгоризбирком, а поводом для недовольства этого учреждения стала жалоба Козырева в ЦИК — блогер пытался обратить внимание главы ЦИК Владимира Чурова на сходство агитационных плакатов «Единой России» и материалов избиркома.

ЦИК никаких нарушений, разумеется, не усмотрел, а Московская комиссия тут же написала заявление на Козырева в Следственный комитет. К счастью для блогера, «Клевета» перекочевала в Кодекс об административных правонарушениях, и дело замяли.

Разумеется, вышеперечисленные эпизоды — лишь крошечная толика огромного количества уголовных дел, возбуждавшихся на протяжении последних лет.

Зачастую в тех случаях, когда дело против блогеров или журналистов заканчивалось обвинительным приговором, из Сети вычищались все следы публикаций или высказываний, которые Фемида сочла клеветническими.

Даже сочувствующие СМИ, давая новость про приговор, старались по понятным причинам не цитировать сам «клеветнический» текст. Это эффективная тактика, от которой элиты так и не смогли отказаться.

Комментирует Андрей Пионтковский, политолог

Ужесточение законодательства в отношении клеветы в первую очередь ударит и по мне лично. В настоящее время готовится к переизданию моя книга — сборник статей. Так вот, при подходе власти — мол, каждый, кто нас критикует, клевещет — с меня можно за каждую из них снимать по пять миллионов.

Опять мы стали свидетелем игры в мудрого правителя, когда инициаторы внесения изменений предложили поднять наказание за клевету до пяти лет лишения свободы, а «гуманный» Владимир Путин их поправил, опустив максимальную планку наказания до суммы в 5 млн рублей штрафа.

Это цена московской однокомнатной квартиры, более 150 тыс. долларов. Такие деньги должен будет заплатить гражданин, необоснованно обвинивший кого-то в совершении преступления.

Ну а как работают наши суды и кто в итоге выиграет дело, никому из россиян, прекрасно знакомых с положением дел в нашей судебной ветви власти, объяснять не нужно.

Сегодня Путина 90 процентов пользователей Интернета в России обвиняют в различных преступлениях. Как чисто уголовно-экономических, так и более серьезных, связанных с преступлениями государства против своих граждан. Поправки призваны закрыть им всем рот.

Конечно, привлекать за клевету их всех не будут. Нас ждут показательные процессы. А против кого их провести есть.

К примеру, можно завести дело о клевете на Алексея Навального с его «Партией жуликов и воров» — прямое обвинение в совершении преступлений всех членов «Единой России».

За клевету можно привлечь и других оппозиционных лидеров, которые во время массовых мероприятий в выражениях не стесняются.

Однако даже если его и других оппозиционных лидеров посадят, протест не сойдет на нет. Как показали акции 6 мая и начала июня, он существует как бы отдельно от организаторов, лидеров. И власти напрасно думают, что, убрав ключевые фигуры, смогут подавить протестные настроения.

Уверен, на помощь тем, кого приговорят к выплате штрафа по делу о клевете на какого-то объективно преступившего закон человека, придут очень и очень многие.

И с помощью той же самой Ольги Романовой и ее фонда или кого-то другого необходимые деньги через «Яндекс-кошелек» соберутся в течение нескольких дней. Это будет еще одна пощечина режиму. Людей в беде не бросят, не плюнут на их судьбу.

Как не произошло этого в случае с якобы нарушителями порядка 6 мая, которые сегодня находятся в следственных изоляторах.

Поэтому такой подход властей — ужесточение санкций — не продуктивен.

Материал подготовили: Роман Попков, Александр Газов

Источник: http://www.SpecLetter.com/obcshestvo/2012-07-13/oklevetannye-klevetoi.html

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.